Питерские приключения Шамана

41

«Утро красит
Ярким светом
Стены древнего Кремля» — надрывался динамик где-то за стеной.
«Да уж красит…» — подумал Шаман, поворачиваясь на другой бок.
«Ни дать ни взять, прожектор, бля, чтоб он потух, мать его!»
Утро было как роса, прозрачным и чистым. Но Шаман этого не увидел, проснувшись в полшестого вечера, с дикой головной болью и полным осознанием того, какова кошачья моча на вкус.
«Пивка бы…» — подумал он и в этот момент в дверном проеме нарисовалась Люба, державшая в руках запотевшую бутылочку.
— Ну что, душа моя, оклемался? – Любин голос как звук взлетающего Боинга начисто оглушил Шамана. На секунду ему даже показалось, что он видит этот самый самолет в безжалостных белых ромашках и тапочках с помпонами.
Шаман поморщился. Тем временем Боинг в ромашках двинулся по направлению к нему, Шаман даже решил немного посторониться, чтобы не оказаться случайно на взлетной полосе и не помешать ромашковому самолету взлететь.
Люба молча подошла к кровати и поставила на прикроватный столик стакан. Янтарная жидкость полилась в него со звуком горного водопада. Шаману этот звук понравился, в отличии от предыдущего. Этот звук предвещал наслаждение и избавление от мук. Глоток за глотком Шаман возвращался к жизни.
Боинг постепенно принимал все более человеческие очертания.
Причем, и Шаману это сразу бросилось в глаза, очертания исключительно женские.
Теперь ромашки не так сильно рябили в глазах и за их необъятным полем Шаман смог различить слегка прикрытую грудь. А тапочки с помпонами были теперь всего лишь лаконичным завершением двух тонких белых ножек. Пейзаж Шаману понравился.
Ни к кому до сей поры он не испытывал столь безграничного чувства благодарности. Благодарности за понимание и сочувствие, а так же за янтарную музыку в стакане и тепло на душе.
— Люба, а что вчера было то?
— Да ничего особенного, — Люба улыбнулась, но от этой улыбки у Шамана похолодели кончики пальцев. — Мы с тобой вчера в кафе неплохо посидели, поговорили, выпили… а потом ты пытался ловить крыс на Дворцовой площади и кричал, что тебе срочно нужно в метро захватить Моторную, пока допы не упали.
— И что?
— Ничего… На карте питерского метрополитена, как ни странно, такой станции не оказалось и ты долго просил тетку в кассе принять ставки на всю Синюю ветку. Кричал, чтобы эта старая большевичка поторопилась, а то до 00.01 осталось всего пять минут.
— Приняла?
— Угу. Обещала вызвать полицию, на что ты заявил, где ты видел эту непись и что твоей крути на фулдопе хватит на то, чтобы в одиночку уложить десяток панков. Пришлось тебя уводить…
— А мы сейчас где?
— У меня. Не могла же я тебя в таком состоянии оставить в метро, ты бы не только ветку в одиночку взял, но и плюшек от ментов огреб бы по самое небалуйся.
— А почему у меня болит нога?
— Так это ты Ленина на площади перед Финляндским вокзалом завалить пытался… с разбега… Ну или когда из такси выпал…
— Что сделал???
— Ну ты со словами «Пассажир выпрыгнул и ничего не заплатил», выскочил на ходу из такси прям на перекрестке. Хорошо, что ночью машин мало…
— Заебись погулял по Питеру. А главное не помню нифига вообще…
— Да, приходнуло тебя вчера отменно. Любо дорого посмотреть было, как ты в Катькином саду с парой нариков в наперстки играть пытался, объявив что у тебя, у Мони, все без обмана, как у волшебника Сулеймана.– Люба рассмеялась. По ее лицу читалось, что она ни сколько не злиться и это насторожило Шамана.
— Люба…
— Что?
— А мы с тобой…
— Что мы с тобой? – лукаво улыбаясь переспросила Люба. – Да ты не переживай, все в порядке. Ты вчера решил проходить крысопровод у меня в подъезде. Десять раз поднявшись до шестого этажа, ты снова жал кнопку спуска. В итоге, по твоим словам, ты заработал три больших сундука и требовал у моего соседа ключи.
— Какие ключи?
— Как какие? От сундуков. Грозил ему, что если не отдаст, ты эту понаехавшую морду в протвине с одного удара уложишь.
— Ну и?
— Он уложил тебя… Без протвиня… Так просто, вломил тебе легонько, ты и опал как озимые. – Люба засмеялась, а Шаман явственно почувствовал тупую боль в районе челюсти.
— В общем, спасибо соседу, я б сама не смогла утихомирить твою необузданную мосваровскую агонию. – Люба поднялась и собралась выйти из комнаты.
— Люба…
— Что?
— Прости меня, за вчерашнее. Я правда не помню нифига…
— Ладно, ты давай приходи в себя и пошли на полуху сходим, а то там без нас с тобой эти нубы опять все просрут. Сегодня ж среда и Паша уже на весь чат орет «А где Шаман?».
Люба посмотрела на Шамана и улыбнулась такой снисходительно-ласковой улыбкой, что вся фееричность вчерашних приключений показались Шаману и вправду всего лишь веселой прогулкой по незнакомому городу. Да, он долбоеб, но она на него за это не сердится. Шаман отхлебнул глоток холодного пива, улыбнулся и, набрав побольше воздуха в грудь, выпалил:
— Любка, а выходи за меня замуж, а?
Люба посмотрела на Шамана как на полоумного, и ответила:
— А смысл? Без свадебных стенок, эта тема уже давно потеряла интерес…

Начало истории про Шамана — раз, два, три, четыре

Жжошь!(0)Говно(0)

52 Responses to Питерские приключения Шамана

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *