2020, по версии Остина Пауэрса энд Блэка Мембера

5a38fd16acd62c2f8e98ee62a989d4b5

Часть 1
Шёл 2020 год.
Член совета, понаех 99 уровня, Погром сидел у окна в своем особняке на центральной площади и медленно ел разноцветный зефир, запивая его горящим коктейлем. 
За окном простиралось поле, усеянное распиленными обломками красных сундуков. Редкие прохожие шарахались, и нервно оглядываясь, спешили скорее покинуть это поле. Небо затянули тяжёлые тучи красные, чёрные, фиолетовые. Периодически из них били молнии и падали обломки метеоритов.
Там в небе шла битва с духами, и можно даже было услышать картавящий голос: «Всеобщая вега в геволюцию есть уже начало геволюции» 

Иногда люди спускались вниз и, шаря руками по полю, судорожно шептали: «Всего же один элемент до М20…»
У фонтана на площади жались друг к другу кашляющие дрищи из партии «зеленых». Они негромко выкрикивали: 
— Своим автопарком вы загрязняете природу!
— Требуем уменьшить количество машин до трёх в одни руки!

На плакатах было написано: «Против истязания животных!», «Нет петарене!», «Нет убийству петов!».
Раз в 10-15 минут на них набегали качки в сверкающих металлических костюмах и с криками: «Ну это точно не зеваки», раскидывали дрищей вокруг фонтана. «Зеленые» поднимались, выпивали сироп и, бормоча: «С каждой избирательской урной мы всё ближе к совету, а уж там-то мы покажем, как природу беречь», снова занимали своё место.

В здание полиции, всё-таки переименованное к 2017 году, тащили упирающегося человека в футболке с красным знаком Стоп. 
— А вот не надо было говорить на форуме, что игра под медовиков заточена, — разъясняли человеку его права полицейские, ласково шлёпая по почкам дубинкой. После каждого удара у человека снижался один стат.
— Я мажорика на две недели оплачу! — кричал человек, — Отпустите только!
Нет. Таких маленьких взяток мы не берём, — ответил полицейский, — Сейчас посидишь 365 дней, поумнеешь, может немножко.

Из единственного заведения общепита каждый час выходили люди и затем снова заходили обратно. Из дверей вышёл огромный человек, светящийся то ли от огромной зарплаты, то ли от счастья. Люди у входа со страхом посмотрели на него. Раздался шёпот: «Шаурмен! Это шаурмен». Один из толпы судорожно сглотнул и, сказав: «По полчаса ходить буду» залетел внутрь.

Погром лениво глянул на свои золотые часы М50. Пора было ехать на заседание совета.
— Надо что-то делать с обновами… Два года уже ничего новенького, последний народ разбежится. Да и новенькие вроде уже середняков догнали. Неплохо мы с этим фондом помощи новичкам придумали – бормотал он себе под нос.
— Конечно надо обнову! Давно пора! Вообще не знаю, что вы там, в совете, булки мнёте, даже письками меряться уже неинтересно стало» — засмеялся со стены flash-портрет Погрома.

Это был один из недавних баннеров Мосвара на Руторе, Погрому он нравился, поэтому он терпел все его выходки. Да и пообщаться с кем-то периодически хотелось.
Погром взял со стола сапфировый Яфон и запустил его в портрет.
— Молчи уж… Что я не вижу что ли? Я уж и сам по обновам заскучал. Мёд вроде есть, а лить некуда. Через распилы всё по-максимуму собрано. Айфонов вон одних, хоть рыб ими корми.
Он двумя пальцами поднял с пола потрескавшийся Яфон и осмотрел его. От удара он потерял процент прокачки и стал М8 вместо М15. Погром поморщился
— Всегда думал, что в Берёзке китайскую продукцию толкают.

Подойдя к окну, он брезгливо кинул Яфон вниз. Тут же там раздался мат, и началась драка нищебродов, тусовавшихся возле клуба. От полиции уже бежали, услышавшие ненормативную лексику, дружинники с красными звёздами на фуражках.

Погром, посмотрев пару секунд на этот бардак, усмехнулся и отправился в гардеробную. Иммунитет от ОК он получил ещё в далёком 2015 году, за «ощутимый вклад в игру». Ох, и срача тогда было, когда кто-то вытащил эту информацию на свет. К счастью тогда многое спускали на тормозах и краткое «Закрыто» положило конец официальным обсуждениям. Но, несмотря на этот иммунитет он по привычке переодевался в домашнее. Распахнув дверь гардероба, Погром оглядел шмотки. Некоторые висели уже много лет, и восхищали своей баснословной стоимостью, даже с учётом рудной инфляции. 
Он выбрал металлический костюм, тренд последних ВИП-показов. Костюм был сделан из чистой стали, изнутри обшит нашивками в два слоя, промоден, как и полагается до М130 красными и зелеными пассатижами, наборами мастера, чипами программиста и космической пылью. На груди был прикреплён герб и артефакт коллекций. Костюм также был снабжён кнопкой вызова духа Сталина, как в одиночных, так и в групповых боях. Нацепив ботинки, Погром спустился вниз, где его уже ждал бронированный Майбах М10 с водителем. Сев в машину Погром получил прибавку 50% к статам, и в окно увидел, как на огромном экране площади его имя стало первым. Погром откинулся на спинку кресла и удовлетворённо улыбнулся: «А ведь ещё не фулл. Корни-то спят, похоже. Надо бы добавить изюминку» Он достал Яфон и через пару секунд на экране появилось: #КорниТрепещите.
— В совет, Погром Петрович?
— Да, Шура. Пока да, — улыбнулся он и закрыл глаза.

Жжошь!(0)Говно(0)

73 Responses to 2020, по версии Остина Пауэрса энд Блэка Мембера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *